ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ № 4 (31) 2015 - page 72

文学角落
孔子学院
(中俄文对照版)
n 
总第31期 2015年7月 第4期
70
и «полюбовники» оттуда же, из диалекта,
так называли внебрачные связи, и это тоже
оскорбление.
«Шлюхи» ее отца все как на подбор
младшеСяоТао, была даже одна первокурс-
ница, которая сразуже бросила университет
и жила на иждивении у отца. «Да чтоб они
егопомирупустили, чтобеговобщеймогиле
похоронили!» Сразу понятно, что это не
СяоТао так выразилась. Что ни говори, хоть
она отца и не особо любила, но как бы ни
ненавидела, а такихжестоких слов не сказала
бы. ЭтафразапринадлежаламатериСяоТао,
с тех пор как его отец разбогател, она не ела
с нимиз одногокотла иужтемболее не спала
на одной кровати, а когда на праздновании
Нового года кто-то спрашивал о муже, отве-
чала односложно: «Сдох!» Поэтому мать
СяоТаовела себя также, какдочь,—целыми
днями наряжалась, ходила с подружками
по магазинам, ела в ресторанах, играла
вмаджонг, делала косметическиепроцедуры,
по большей частипо счетамплатила именно
она. «Проклятый» муж, чтобы ей хватало
денег оплачивать счета, в год переводил на
ее карточку по два миллиона. Куда их деть,
еслине тратить?СяоТаомногораз говорила
матери, мол, не надо тебе тусоваться с этими
старушенциями, которые за твой счет едят
ипьют, разводят тебяна бабки, а тыдумаешь,
что они к тебе и правда хорошо относятся.
Услышав эти слова, ее мать внезапно
пришла в ярость и начала распекать бессо-
вестную дочь:
—Ты с отцом одного поля ягода, только
и знаете, что поносить мать!—Аеще велела
приглядывать за своиммужем:—Не нужно
с меня брать пример! Тридцать лет, а уже
соломенная вдова!
СяоТао в ответ только усмехнулась, мах-
нула рукой и ушла. Ее раздражало, что мать,
стоит ей рот открыть, начинала ругаться.
Неважно, кто перед ней, ни одного доброго
слова не скажет. Тогда-тоСяо Тао и решила
заполучитьСяоЦзю.Онадумала:«Сколько
мужиков на стороне заводят любовницу,
а нам, женщинам, нельзя что ли?»
2
В салон вошла сияющаяЦайцай. Спер-
вого взгляда ясно, что она только что встала.
— Братец Чэнь, братец Чэнь! — при-
читала Цайцай, держась за шею. —Скорее
вправьте мне позвонок. Ой не могу, как
голова кружится!
Чэнь Аньтан даже головы не поднял,
лишь нетерпеливо пробурчал:
—Что кричать? Я только начал! Жди!
Он имел в виду, что только-только начал
массировать клиента, на самомделе уже мас-
сировалбольшеполучаса. ЧэньАньтаннедо-
любливал Цайцай и никогда при встрече
не улыбался ей. Было уже начало шестого,
солнце пробивалось через западное окошко,
окрашивая белые стены и пол массажного
кабинета в теплые золотистые оттенки.
Еще час — и пора будет ужинать. А что
же Цайцай? Цайцай только-только прод-
рала глаза, на лице—следы бессонной ночи.
Спервоговзглядавидно, чтобеспутнаядевка.
Когда Цайцай впервые приходила на
массаж, то не успела она даже за дверь
выйти, как Чэнь Аньтан громко сказал
в спину: — Молодая девушка, а одевается
как ведьма какая-то, если б была моя род-
ственница, я б ей ноги переломал!
В тот раз на ней была надета кожа-
ная юбка, открывающая пупок, короткая
до безобразия, волосы всклокочены, на
голове что-то наподобие птичьего гнезда.
Губы черные, веки черные, ногти тоже
черные — и правда вылитая ведьма. Не
1...,62,63,64,65,66,67,68,69,70,71 73,74,75,76,77,78,79,80,81,82,...84
Powered by FlippingBook