В. П. Васильев. Очерк истории китайской литературы - page 310

308
ХIII. Изящная словесность китайцев
понять, как это китайский интеллигентный мир интересуется, после всякого
нового экзамена (в три года), хрией первого доктора (чжуан-юаня), читает ее
на расхват и, конечно, восторгается её красотами, потому что, разумеется, это
сочинение оценено по достоинству, лучше его не было, судьями были первые
ученые, и наверное знания и требования прочих знатоков не подметят ни
одной ошибки, не придумают ничего лучшего. Это гениальное произведение,
потому что из пятнадцати или более, может быть, тысяч явившихся в столицу
бакалавров, только сочинение одного дает степень чжуан-юаня; и действи-
тельно, экзаменующиеся имеют своего бога (Вэнь-чжан-ди-цзюнь), которому
молятся пред экзаменами, ставят благодарственные доски за успешное их
окончание, приписываемое тайному покровительству свыше!
Мысль и твердое знание языка делают поэта и из ученого. На экзаменах
задается тема и на стихи; дают известный иероилиф и поручают составить
стихотворение из известного числа слов в стихе, разумеется, с рифмами, и,
кроме того, чтобы иepoглиф пришелся на известном месте, под таким-то
ударением. Предлагая выше очерк китайской лексикографии, мы упоминали,
что у китайцев существуют рифмические словари, расположенные под из-
вестными ударениями; так как эти иероглифы не принадлежат все к разговор-
ному языку, то и зная их значение, нельзя еще знать, под каким ударением они
числятся; следовательно, стихотворцу нужно держать твердо в памяти лек-
сикографию. Кроме того, удовлетворяя правильности стихосложения, пьеса,
разумеется, должна также отличаться и мыслию, представлять какой-нибудь
новый, нетривиальный взгляд на избранный предмет. Задают нарочно напи-
сать на какой-нибудь самый незначительный предмет, для того, чтоб показать
уменье представить и его в новом свете. Поэт пишет на слово
тень:
Этажами друг на друге (расстилает предо мною свою тень)
эта высокая башня,
Но дотрагиваешься и не можешь смести ее,
И только что солнце (с заходом) уберет ее —
Смотришь: светлая луна уже снова послала!
В прозе автор должен вложить свою мысль в слова, в стихах он ставит
мысль как бы подле слова, ее еще надобно отыскивать на стороне, потому
что достаточно одного слова, чтобы у вас возобновилась в памяти целая
история из мифологического, исторического, семейного и прочего быта.
Вот в чем заключается для нас трудность китайской поэзии.
В начале нашей статьи мы уже сказали, отчего происходит различие пись-
менного языка от разговорного. Поддержка этого различия и составляет дело
изящной литературы; трудно, не вдаваясь в подробности и не пускаясь в грам-
1...,300,301,302,303,304,305,306,307,308,309 311,312,313,314,315,316,317,318,319,320,...340
Powered by FlippingBook